Плести? Нет, ткать! От первой корзины к программируемому ткацкому станку

Не иначе, что когда господь, природа или акционерное общество в их составе создавали человека разумного, то задуман ими был хитрый трюк—создать двуногое без перьев, чешуи, меха и вообще совершенно голым. Или совершенным и голым—если вы ещё верите в людей. К чему это привело? Нет, не к первородному стыду, а к первородному ознобу. Именно от него и надо было как-то укрываться. Первым укрытием были чужие шкуры. Но у них есть серьёзное отличие от своей собственной—терморегуляция под ней не работает. Вот бы что полегче. И чтобы от палящего солнца прикрыться, и чтобы ветерок продувал… А не сплести ли одежду на манер корзин? Корзины-то научились делать в совершенно незапамятные времена.

Станок Жаккарда. Первое в мире устройство с программным управлением. Способен был заполнить несколько сотен строк узора и без ошибок воспроизвести его бесконечное число раз. Из коллекции Немецкого музея в Мюнхене.

Станок Жаккарда. Первое в мире устройство с программным управлением. Способен был заполнить несколько сотен строк узора и без ошибок воспроизвести его бесконечное число раз. Из коллекции Немецкого музея в Мюнхене.

Вот и стали плести первые ткани. Вручную, не из нитей даже, прядение ещё не изобрели. В качестве сырья использовали полоски кожи, мягкие побеги и стебли растений. Какая-никакая—а самая настоящая ткань. Случилось это страшно давно. В палео…, мезо… в общем, в самом древнем каменном веке. Может, потому, что надо было что-то плести для укрытия наготы, и развилась у древнего человека тонкая моторика, которая так плодотворно влияет на эволюцию мозга?


А вот прядение растительных волокон началось позже. Первой была крапива, за ней последовали уже серьёзные культуры: лён, конопля и хлопок. В качестве доказательства у учёных имеется образец льняной ткани возрастом 6500 лет.
Три тысячи лет назад в Индии научились прясть хлопок, примерно в это же время началось устойчивое применение овечьей шерсти в качестве исходного материала для ниток. А в Китае освоили извлечение нити из кокона тутового шелкопряда. Так появился шелк.
Прялка и ткацкий станок—вот источники тепла и средства защиты человека от непогоды.
Прялка—простой стержень, утяжелённый камнем, на который навивается вытягиваемая из волокнистой массы нить, просуществовала практически до конца средневековья. Да и потом основной принцип прядения, когда нить одновременно тянется и скручивается, не изменился, а лишь механизировался изобретением к 1765 году прядильной машины.
А вот собственно ткацкий станок претерпел серьёзное развитие. Вся началось с того, что нити основы закрепили на ветке дерева и стали переплетать вручную поперечной нитью, которые современные текстильщики называют «утком». Потом появилась рама, на которую нитки натягивались. На таких вертикальных станках до сих пор ткут ковры. Они не ограничивают мастера в сложности узора, но и ничем не облегчают работу.
Идея ускорить процесс разделением нити на чётные и нечётные была достаточно очевидной, но как потом поменять их местами? Ведь если приподнять нечётные нити палкой-ремизкой, то как их потом опустить ниже чётных? Ремизка не сможет пройти сквозь чётные нити основы. И вот когда во втором тысячелетии до нашей эры египтяне догадались, что нити основы можно пропустить через колечки-глазки на свисающих с ремизок перпендикулярно основе вертикальных нитях, которые не мешают ремизкам спокойно двигаться над нитями основы, то вот тогда и началось настоящее ткачество.
Нить стали пропускать в открывающийся «зев» станка на челноке, перебрасывая его из руки в руки на узких тканях или от ткача к ткачу на широких. Скорость работы подскочила на порядок, и всё завертелось! Станок обзавёлся педалями, что позволило ткать в одиночку и довольно быстро.
Кроме того, количество ремизок увеличилось до трёх, пяти и больше, что сделало возможными довольно сложные переплетения. Мы знаем типы ткани: саржа, атлас, сатин… Для каждой из них присуще характерное переплетение.
Саржевое переплетение образует на поверхности ткани видимый диагональный рубчик. Для её получения последовательно поднимают каждую первую, вторую, третью (до седьмой) нить основы.
У атласа, изготовляемого из шелка, в переплетении на лицевой стороне преобладают нити основы, а нить утка выходит наружу лишь через пять нитей. Ткань получается гладкая и блестящая. Если же взять хлопковую нить и ткать её с преобладанием нитей утка (как бы вывернутый наизнанку атлас), то получится сатин—блестящая ткань, которую мы знаем как материал для красивого и устойчивого к стирке постельного белья.
В конце XVIII века станок получил возможность работать от механического привода—водяного колеса, а позднее и паровой машины. У ткачей начала расти «зона обслуживания»—они уже справлялись с несколькими станками одновременно.
Но только в XIX веке появился станок, который позволял управлять каждой нитью основы и запоминать последовательность сотен строк узора или «рапорта», как говорят текстильщики.
Это—знаменитый жаккард, названный так по имени изобретателя. Энциклопедический словарь Брок­гауза и Ефрона 1890 года издания сравнивает действие этого станка с движениями «отлично дрессированного животного». Оттуда это сравнение ненавязчиво нырнуло в Википедию. Но мы-то – люди другого поколения и прекрасно понимаем, на что похож этот станок—на компьютер! Нет, станок ещё ничего не вычисляет, но он является первым в истории человечества программируемым механизмом! В первое десятилетие XIX века, при Наполеоне! Ведь узор каждой строки ткани записан на перфокарте. И в соответствии с чередованием отверстий поднимаются или опускаются любые нити основы ткацкого станка в заранее продуманном порядке.
Это та самая перфокарта, которая в 30-е годы XX века стала использоваться в статистической обработке данных, а потом надолго заняла место основного носителя программного кода в вычислительных машинах.
Впрочем, Жаккард её не изобретал, а лишь позаимствовал идею у конструкторов музыкальных шкатулок. Вот так мы протянули «ниточку» (тема обязывает) от древнеегипетских ткачей к современным программистам…
P. S. А ведь это ровно половина истории материалов, изготавливаемых из нитей. Почему я не говорю «тканей»? Потому что есть ещё и трикотаж—он выплетается из одной нити и её не делят на основу и уток. Сначала трикотажное полотно вывязывали вручную, потом появились хорошо известные нам спицы, крючок, а в XIX веке крючок обзавёлся язычком, превратившись в элемент автоматической трикотажной машины…
Александр Иванов


">

Экскурсию Плести? Нет, ткать! От первой корзины к программируемому ткацкому станку из серии экскурсий Взгляд инженера проводят:

Экскурсии по Мюнхену:

Обзорная пешеходная экскурсия по Мюнхену (2 часа)
Обзорная автомобильно-пешеходная экскурсия по Мюнхену (3 часа)
Расширенная автомобильно-пешеходная экскурсия по Мюнхену (5 часов)

Экскурсии по музеям Мюнхена:

Экскурсия в Старую пинакотеку
Экскурсия в Новую пинакотеку
Экскурсия в Старую и Новую пинакотеки (3 часа)
Экскурсия в Баварскую королевскую Резиденцию Виттельсбахов.
Тематическая экскурсия по Старой пинакотеке

Обзорная экскурсия в Немецкий музей науки и техники
Экскурсия в Морской отдел Немецкого технического музея
Экскурсия в транспортный отдел Немецкого технического музея
Экскурсия в Авиационный отдел Немецкого технического музея — аэродром Шляйсхайм (3 часа)
Экскурсия в Музей БМВ

Экскурсии по Баварии:

Королевский замок Нойшванштайн и церковь Виз
Королевский дворец Людвига II Линдерхоф и деревня Обераммергау
Соляные копи Берхтесгадена и Кёнигзее
Экскурсия в Вальхаллу и Регенсбург
Зальцбург, Австрия

Закажите путеводитель по Мюнхену "Привет, Мюнхен!", путеводитель "Романтическая дорога" и книгу о баварском короле "Людвиг II король иллюзий"

Инна Савватеева — автор путеводителей "Привет, Мюнхен!" и "Романтическая дорога", редактор серии книг о Людвиге II. Все книги вышли в свет в издательстве "Verlag Terterian". Александр Иванов — автор фотографий и оформления книг издательства.

Закажите путеводитель по Мюнхену, закажите путеводитель по Баварии Романтическая дорога, закажите книгу о Людвиге II

Leave a Reply